Коучинг как метакогнитивная практика и инструмент повышения конкурентоспособности людей и компаний

Автор — Юлия Чухно, PCC ICF, executive- и бизнес-коуч, руководитель проекта Nova Terra Coach Training & Corporate Development в России и СНГ, ассоциированный коуч Центра Креативного Лидерства (CCL), Wings, Management Futures.

Постоянно ускоряющаяся и наполненная новыми технологиями жизнь заставляет бизнес, государственные службы, ученых и педагогов внимательно всматриваться в тренды и тенденции, чтобы понять, каким образом можно подготовить организации и общество в целом к новым вызовам, которых очевидно становится всё больше. Книги таких консультантов, как Насим Талеб, Дэниел Пинк, Дэвид Логан, становятся настольными, а их лекции собирают огромное количество участников.

В новостных лентах регулярно появляются результаты различных исследований, прогнозы развития рынка труда, демонстрирующие изменения ожиданий бизнеса и требований к сотрудникам.

Как подчеркивается в результатах исследования, опубликованного в 2016 г. в рамках Всемирного Экономического Форума под названием «Будущее рабочих мест. Стратегия занятости, навыки и трудовые ресурсы для четвертой промышленной революции» (The Future of Jobs. Employment, Skills and Workforce Strategy for the Fourth Industrial Revolution), темп изменений в сфере занятости стал таковым, что самых востребованных сейчас профессий или специальностей во многих отраслях и странах 10 и даже 5 лет назад ещё не существовало. Предполагается, что две трети детей, которые сейчас учатся в школах, будут выполнять работу, которой сейчас ещё не существует. И темп перемен продолжает ускоряться [12].

В этих условиях способность предвидеть перспективы, готовиться к новым требованиям и осваивать новые навыки становится все более важной как для бизнеса и правительств, так и для отдельных людей, желающих воспользоваться возникающими возможностями и смягчить для себя нежелательные последствия глобальных трансформаций.

Результаты исследования «Будущее рабочих мест» показывают, что среди демографических и социо-экономических факторов, влияющих на рынок труда, на первом месте по мнению экспертов стоят изменения рабочей среды и гибкие рабочие договоренности (44%). Среди технологических трендов, по мнению экспертов, наиболее сильно влияющим является развитие мобильного интернета и облачных технологий (34%), позволяющие бизнесу и государственному сектору более эффективно предоставлять услуги и создавать возможности для повышения производительности труда.

Новые технологии, такие как удаленная работа, коворкинг-пространства и телеконференции, уже способствуют инновациям на рабочем месте. Предполагается, что организации будут иметь все меньший пул занятых полный рабочий день сотрудников, выполняющих основные функции. Их будут дополнять внешние эксперты, консультанты и подрядчики по конкретным вопросам, возможно, находящиеся в разных странах и работающие в проектном режиме.

Особенно ярко эта тенденция касается профессиональных услуг. Бухгалтерские и юридические услуги организации уже давно и всё чаще отдают на аутсорсинг. Консультационные услуги и услуги по обучению, развитию и профессиональной переподготовке в организациях в наше время часто осуществляют либо внешние специалисты из сферы консалтинга, тренинга и коучинга, либо организации инвестируют средства в дополнительную квалификацию внутренних специалистов и стимулируют их работать, осуществляя как свои основные функции, так и дополнительные в проектном режиме. Все эти действия направлены на рост интенсивности и эффективности труда, и их неизбежным следствием является усиление конкуренции как между сотрудниками внутри организаций, так и между внешними привлекаемыми на проекты специалистами. Это ведет к росту потребности в повышении квалификации, что в свою очередь стимулирует развитие рынка образовательных услуг.

Следствием этих экономических процессов являются ярко выраженные тенденции к изменению форматов обучения и расширению трансграничного образования с использованием информационных технологий в сфере образования [2]. Рынок образовательных услуг переживает бурный рост, расширение масштабов и становится всё более массовым, предоставляя людям возможность получать образование и повышать квалификацию вне зависимости от возраста, пола, этнической или социальной принадлежности [1]. Особенно это заметно в сфере краткосрочного дополнительного онлайн-образования. Образовательные платформы, как международные, так и национальные, находятся в фазе бурного развития и активно трансформируют курсы, доступные ранее для студентов, получающих высшее образование, в онлайн-формат. Однако с точки зрения обретения навыков онлайн образование, копирующее традиционный лекционный формат, очевидно оказывается мало продуктивным. Это заставляет разработчиков онлайн курсов искать возможности повысить интерактивность взаимодействия с потребителями программ и внедрять форматы, получившие название «смешанное обучение» [7].

С точки зрения содержания образования, способного обеспечить конкурентоспособность людей, с развитием облачных технологий и быстрым ростом вычислительных мощностей во множестве отраслей возрастает требование к способности сотрудников работать с данными, принимать на их основе решения и качественно презентовать эти данные. Однако для того, чтобы эффективно принимать решения, человеку недостаточно только данных. Для этого необходима личностная зрелость и сформированная способность видеть анализируемую картину целостно, выделать значимое, и что крайне важно, находить зоны собственного незнания, непонимания, и отслеживать ошибки мышления.

В результате на первый план выходят метакогнитивные навыки и способности — знания человека о своей когнитивной системе и умение управлять ею. Держа в фокусе внимания конкурентоспособность российских специалистов и компаний на мировом рынке, важно заметить, что эксперты, привлеченные в рамках Всемирного Экономического Форума, и другие исследователи подчеркивают, что всё возрастающим спросом во всех отраслях также будут пользоваться социальные навыки, такие как способность убеждать, эмоциональный интеллект и способность обучать других.

Исследование «Будущее рабочих мест» показывает, что в дальнейшей перспективе на первые позиции по востребованности выйдут следующие навыки:

1) Связанные с контентом: информационно-компьютерные навыки и навык активно учиться [8];

2) Когнитивные: творческое мышление и математическая обоснование;

3) Связанные с процессами коммуникации и мышления: активное слушание и критическое мышление.

В ещё одном масштабном международном исследовании «Будущее навыков: занятость в 2030 году», опубликованном в 2017 году, в топ 10 наиболее значимых для занятости знаний, навыков и способностей в перспективе 2030 года в США и Соединенном Королевстве вошли следующие знания (З), навыки (Н) и способности (С) [9].
Для США Для Соединенного Королевства:

Для США Для Соединенного Королевства
1 Learning Strategies Стратегии, как учиться Н 1 Judgment and Decision-Making Оценка и принятие решений Н
2 Psychology Психология З 2 Fluency of Ideas Способность генерировать много идей по теме С
3 Instructing Инструктирова-ние Н 3 Active Learning Навык активно учиться Н
4 Social Perceptiveness Социальная восприимчивость Н 4 Learning Strategies Стратегии, как учиться Н
5 Sociology and Anthropology Социология и антропология З 5 Originality Abilities Способность к оригинальности (порождению нового) С
6 Education and Training Образование и подготовка кадров З 6 Systems Evaluation Оценка систем Н
7 Coordination Координация Н 7 Deductive Reasoning Дедуктивное рассуждение С
8 Originality Оригинальность С 8 Complex Problem Solving Комплексное решение проблем Н
9 Fluency of Ideas Способность генерировать много идей по теме С 9 Systems Analysis Анализ систем Н
10 Active Learning Навык активно учиться Н 10 Monitoring Мониторинг Н

Примечательно, что при сравнении первой десятки перспективных знаний, навыков и способностей для США и Соединенного Королевства обнаруживается три совпадающих блока: стратегии, как учиться, навык активно учиться и способность генерировать много идей по теме, — и все они относятся к сфере метакогнитивных навыков. Термин «metacognition», который на русский язык переводят «метапознание», «метакогниция» «метакогнитивные навыки/способности», используется для обозначения способности анализировать собственные мыслительные стратегии и управлять своей познавательной деятельностью. Введенный в научный оборот в 1976 году Джоном Флейвелелом (John Flavell), он всё чаще фигурирует в источниках, посвященных развитию навыков будущего.

Данные исследования «Будущее навыков: занятость в 2030 году» по Соединенному Королевству показывают, что практически все входящие в десятку навыки, знания и способности требуют той или иной степени владения процессами метапознания, поскольку оценка и принятие решений, оценка систем, дедуктивное рассуждение, анализ систем, комплексное решение проблем и мониторинг без них невозможны.

Результаты этого исследования по США подтверждают важность межличностных компетенций. Это подчеркивается высоким рейтингом таких навыков, как инструктирование, социальная восприимчивость и координация, и смежных с ними областей знаний, таких как психология, социология и антропология, образование и подготовка кадров. Заметим, что развитие этих сложных навыков и знаний также требует развитых метакогнитивных способностей.

В изданной в 2017 году фундаментальной книге «Compass. Your Guide for Leadership Development and Coaching», подробно описывающей 52 компетенции, необходимые лидерам, стремящимся к успеху в бизнесе, в качестве фундаментальных компетенций выделены четыре:

Communication – Коммуникация – способность говорить, писать и слушать ясно, последовательно и настойчиво.
Influence – Влияние – способность убеждать других, чтобы вступить с ними в сотрудничество и добиться их приверженности.
Learning Agility – Способность гибко и быстро учиться – искать и получать различный опыт, и применять полученные уроки в ситуациях новых вызовов.
Self-Awareness — Само-осознанность – способность использовать рефлексию и обратную связь, чтобы понимать собственные сильные стороны и обращаться к своим потребностям в развитии [11].

Очевидно, что стратегии самообучения, способность и умение людей активно учиться, ставить себе и другим цели, в том числе цели обучения и развития, задавать актуальные вопросы, получать обратную связь о том, как они учатся, и осмысленно применять эти знания в различных контекстах, занимают крайне важное место среди навыков, способностей и компетенций будущего.

Учёные отмечают, что в рамках формальной системы образования развитие навыков метапознания, связанных с развитием способности человека учиться самостоятельно и с навыками критического мышления, было и остаётся медленным в силу ряда причин. Одной из таких причин является то, что метакогниция и критическое мышление требуют от человека формирования определенных личностных черт и склонностей, которые не являются типичными и обычными для большинства людей, таких как, например: поиск ясно постановки вопроса и обоснований суждений, стремление к разносторонней осведомленности, стремление придерживаться основной темы и удерживать в поле внимания исходную задачу, открытость, проявление восприимчивости и понимания по отношению к чужим чувствам, уровню познаний и глубины суждений [5].

Пока теоретики всесторонне рассматривают и обсуждают тему метакогниции/метапознания с точки зрения психологии и педагогики, с 70-х гг XX века параллельно с педагогическими экспериментами по развитию навыков метакогниции развивается коучинг — практика, которая в полной мере включает человека в процесс развития метакогнитивных навыков и способностей на материале его жизни (личный или лайф-коучинг) и бизнеса (бизнес-коучинг, корпоративный коучинг, коучинг первых лиц / executive коучинг). За 40 лет развития практики коучинга в мире он превратился в широкую сферу и с каждым годом всё больше обретает черты профессии.

В проекте профессионального стандарта «Специалист в области коучинга (коуч)», разрабатываемого в России Ассоциацией русскоязычных коучей при участии самого широкого круга профессионалов этой области, даётся следующее определение коучинга: «Коучинг — организация самостоятельной деятельности взрослых по развитию и мобилизации внутренних и внешних ресурсов». Его основная цель как вида профессиональной деятельности определяется как «повышение качества решений и действий по достижению жизненных, профессиональных и деловых целей посредством развивающего диалога с участием независимого специалиста – коуча» [6]. Дискуссии, проходящие в рамках обсуждения проекта профстандарта «Коуч» и в процессе развития профессиональных сообществ коучей, показывают, что коучинг заметно отличается от большинства традиционных и общепринятых практик развития, и обладает огромным потенциалом как инструмент повышения конкурентоспособности людей и организаций. Это подтверждается многочисленными исследованиями эффективности коучинга в организациях.

Относительно того, что происходит внутри процедуры коучинга, в среде психологов можно услышать следующее мнение: «…эффективный коучинг направлен на обучение субъекта самостоятельно осуществлять изменения, учиться, оценивать жизненный опыт и ситуации, модифицировать жизнедеятельностные стратегии. Это означает, что одним из основных механизмов воздействия коуча выступают именно метапознавательные процессы, в особенности целеполагание, рефлексия, принятие решений, оценивание, прогнозирование и т.п.» [4].

С точки зрения коучей, опирающихся на модель компетенций, разработанную Международной Федерацией Коучинга (International Coach Federation, ICF) более 20 лет назад, постановка вопроса о роли коуча как человека обучающего и воздействующего, является методологически неверной. Компетенции требуют от коуча создать условия для всесторонней рефлексии и сфокусированного мышления клиента в процессе диалога, в фокусе которого находятся цели клиента, и осознанно не оказывать на клиента какого-либо преднамеренного или направляющего влияния в том, что касается содержания его мышления. То, что касается организации процесса коучинга, является темой для обсуждения и согласования между коучем и клиентом.

Существует ещё один фактор, сильно влияющий на развитие метакогнитивных навыков, так необходимых для принятия решений в жизни и бизнесе, и на рост интереса к коучингу. В прошлом развитие лидеров и руководителей подразумевало, что у них есть достаточно времени, чтобы прожить различные ситуации и учиться в них. Практика бизнес-образования позволяла учиться на кейсах – специально методологически выстроенных примерах из жизни руководителей и компаний. Современность требует такой высокой скорости реакции и принятия решений в ситуациях нарастающей неопределенности, что это мешает лидерам обретать мудрость естественным образом и традиционными способами.

Традиционная парадигма образования, которая опирается на идею академических знаний и модель образования “учитель-ученик”, в которой целью и ценностью является накопление знаний, замещается парадигмой развития с идеей трансформирующего опыта и/или окружающей среды. Еще один актуальный тренд, который влияет на парадигму образования, связан с необходимостью отличать релевантную информацию от несущественной в огромном и ежедневно нарастающем потоке данных. Третья тема, которая всё чаще звучит, связана с идеей с коллективного мышления вместо индивидуального знания [10].

Мы полагаем, что профессия коуча возникла как реакция на необходимость быстрее делать людей взрослыми и мудрыми в условиях резкого изменения традиционной системы передачи опыта. Согласно мнению П.Уэбба «…высшая цель коучинга в смутные времена заключается в том, чтобы проявить скрытые ресурсы мудрости лидера и помочь им так сформировать эти ресурсы, чтобы они стали личным «компасом», позволяющим принимать мудрые решения на службе общему благу» [13].

В этих условиях вовсе не случаен массовый рост интереса бизнеса и образовательных институтов к коучингу как к практике, позволяющей людям научиться рефлексировать и осмысливать свой жизненный, профессиональный и учебный опыт, учиться на победах и ошибках, и самостоятельно выстраивать собственную траекторию развития, постоянно добывая из личной и коллективной практики то, что называют «tacit knowledge» — неявное, неформальное знание, от которого часто зависит успех проектной или иной деятельности, или бизнеса в целом.

Отличительной особенностью коучинга как профессии является его направленность на развитие именно человеческого потенциала. Такой фокус внимания требует глобального сдвига восприятия человека и процесса обучения. Если в традиционной образовательной парадигме человек обучающийся воспринимался как «объект» развития, то в логике коучинга и новой образовательной парадигмы акцент смещается с «teaching» — «обучения», «научения» на «learning» — то, как «учиться» в процессе получения опыта, построения субъект-субъектной коммуникации с другими людьми и совместной рефлексии.

По нашему опыту внедрения коучинга в организациях, когда бизнес на протяжении нескольких лет последовательно создаёт поддерживающую и стимулирующую среду для постоянного развития и самосовершенствования сотрудников, обеспечивает системную подготовку молодых и опытных руководителей по теме коучинговой коммуникации, компании показывают достойные бизнес-результаты даже в условиях экономического кризиса. Таким компаниям удаётся лучше удерживать талантливых сотрудников и создавать атмосферу, привлекательную для новых поколений профессионалов, что крайне важно в условиях «демографической ямы», в которую Россия уже вошла. Эти компании также оказываются лучше подготовленными к внедрению современных управленческих технологий, основанных на принципах agile-подхода, где требуются высоко развитые навыки постановки целей, планирования и проектирования действий, постоянного обучения на опыте и принятия личной ответственности.

Мировой опыт показывает, что средний возврат на инвестиции во внедрение коучинговых технологий в бизнесе (ROI) составляет свыше 600 процентов. При этом всё больше организаций переходит от попыток измерить возврат на инвестиции в коучинг и другие практики развития к измерению возврата на ожидания (ROE)[3]. Освоение базовых навыков коучинга руководителями, преподавателями и бизнес-консультантами, которое может быть осуществлено в рамках 30-60 часового курса практических занятий, ведет к качественному изменению коммуникаций и процессов в организациях, и может служить серьезным рычагом повышения конкурентоспособности и успешности российского бизнеса.

Список литературы:

  1. Астратова Г.В. Современные тенденции развития рынка услуг высшего образования // Интернет-журнал «Науковедение» Том 8, No4 (2016) http://naukovedenie.ru/PDF/95EVN416.pdf(доступ свободный). Загл. с экрана. Яз. рус., англ.
  2. Галичин В. «Международный рынок образовательных услуг: основные характеристики и тенденции развития» (2013) http://www.intelros.ru/readroom/vek-globalizacii/vek2-2013/21217-mezhdunarodnyy-rynok-obrazovatelnyh-uslug-osnovnye-harakteristiki-i-tendencii-razvitiya.html
  3. Каннио С. Чухно Ю.А. Вебинар «Зачем платить за коучинг? Возврат на инвестиции в коучинге: как измерять ROI и ROE от коучинговых программ». https://www.youtube.com/watch?v=lK8RbOTjobk
  4. Карпов А.В., Скитяева И.М. Психология метакогнитивных процессов личности. 2005.
  5. Кларин М.В. Инновационные модели обучения. Исследование мирового опыта. Монография. – М. Луч. 2016.
  6. Проект профессионального стандарта «Специалист в области коучинга (коуч). http://www.coach-rus.org/kouching/professionalnyj-standart-kouch/
  7. Статья «Что такое смешанное обучение» https://www.ispring.ru/elearning-insights/chto-takoe-smeshannoe-obuchenie/
  8. Термин «Active learning» традиционно переводится на русский язык как «активное обучение», но поскольку по смыслу глагол «to learn» означает «учиться», правильнее переводить термин «аctive learning» либо как «активное самообучение», либо как «способность активно учиться» или «навык активно учиться».
  9. Bakhshi, H., Downing, J., Osborne, M. and Schneider, P. (2017). The Future of Skills: Employment in 2030. London: Pearson and Nesta.
  10. Choukhno J. Klarin M, Kosyaeva T. Shift from education to development: leaders and coaches in search of shared wisdom. (IJCRSEE) International Journal of Cognitive Research in Science, Engineering and Education, Vol. 4, No.2, 2016.
  11. Scisco P., Biech E., Hallenbeck G. (2017) Compass. Your Guide for Leadership Development and Coaching. Center for Creative Leadership.
  12. The Future of Jobs. Employment, Skills and Workforce Strategy for the Fourth Industrial Revolution. Global Challenge Insight Report. World Economic Forum. (2016) http://www3.weforum.org/docs/WEF_Future_of_Jobs.pdf
  13. Webb, P. J. (2008). Coaching for wisdom: enabling wise decisions. D.B. Drake, K. Gørtz, D. Brennan (Eds.). The Philosophy and Practice of Coaching. San Francisco, CA: Jossey-Bass, 161-175.

The article contains the overview of the latest international research in the area of skills, knowledge and competencies required for future jobs and links the growing demand in metacognition with the changes in the global economical situation. It explores the challenges related to metacognitive skills development and highlights the opportunities in this area related to coaching practice integration in business.

Key words: future of jobs, coaching, metacognition, skills for the future, competencies development, active learning, learning agility.

Статья опубликована в сборнике материалов научно-практической конференции РЭУ им.Г.В.Плеханова «Интеграция консалтинга и образования. Проблемы и перспективы» 25 мая 2017 г.

Читать другие статьи коучей Nova Terra